Зимой этого года знаменитому кинодеятелю Дэвиду Линчу, который в скором времени собирается представить миру продолжение своего нашумевшего сериала «Твин Пикс», исполнилось 70 лет. И кажется, наконец-то пришла пора каждому узнать о творчестве, пожалуй, самого яркого на сегодняшний день представителя американского независимого кинематографа, проделавшего головокружительную карьеру - от авангардистского эпатажа к массовому успеху. Примечателен режиссер именно благодаря своим работам. С краткого ознакомления с ними и начала свою статью участница лицейского киноклуба Анастасия Соколенко из 11 В.

 

Ранние фильмы Д.Линча бессюжетны и основаны исключительно на видении автором той или иной, как правило, странной ситуации. Так, в 1966 Линчем была снята совершенно бессюжетная короткометражная работа «Шестеро блюют шесть раз». В данном ролике именно шесть раз под звук сирены показывается один и тот же видеоряд – у шести нарисованных фигур, похожих на разрезанных манекенов, начинается рвота. В сорокаминутной короткометражке «Бабушка» (1970) люди растут, как грибы, прямо из-под земли. Злые родители лают по-собачьи, а их несчастный сын тайком выращивает на самодельной грядке бабушку, а когда бабушка умирает, то усаживается в кресло посреди могил и надгробий.

Такие же абсурдистские принципы Дэвид Линч сохраняет и в первой своей полнометражной работе «Голова-ластик» 1977 года. Герой ее похож одновременно на зомби, на панка и на Сергея Эйзенштейна. И у него есть тошнотворное дитя, покрытое гнойными болячками. Все полтора часа фильма автор не демонстрирует нам почти ничего конкретного. Не имея жесткой структуры, фильм показывает все подсознательные страхи обычного человека. Все исследователи отмечают, что фильм очень тесно пересекается со знаменитым сюрреалистическим «Андалузским псом», который был снят по сценарию Сальвадора Дали Бунюэлем. Оба фильма -лишь сосуды для сокровенных мыслей и сложных переживаний собственных авторов.

В «Дюне» 1984 года - первой цветной картине Линча  – утверждается режиссерская манера автора 80-90-х гг. ХХ века: жестокость и одновременно рафинированность стиля; попытки проникнуть сквозь видимый мир в неизведанное, странное, бессознательное; поп-артовски яркий, иногда по-китчевому вызывающий колорит; неистовое, взрывающее всякую логику нагромождение событий.

О «Синем бархате» 1986 Линч лаконично оповещает: «Я всего лишь сделал яркое ярче, а темное темнее». Однако в ранее упомянутом сериале «Твин Пикс» 1990-1991 магическая аура эстетского «Синего бархата» сливается с традициями бульварного романа, мыльной оперы, комикса, клипа и очерка провинциальных американских нравов. Линч в нем показывает как кристальную чистоту образов и сюжета, так и темноту и раздвоенность нашего мира; не просто ставит одного героя между двумя мирами, а удостоверяет, что в этом выборе может оказаться кто угодно и как угодно.  Линч повсеместно обманывает зрителя, мастерски играя с ожиданиями.  Здесь получают свое развитие постмодернистские черты. Нам не составит труда их перечислить.

  • Двойственность, или амбивалентность содержания. В «Твин Пиксе» идет подмена двух вершин – добра и зла – друг другом.
  • Торжество формы и внешнего вида над содержанием. Это заметно уже в «Синем бархате». Безусловно, «Внутренняя империя» -  апогей подобной игры со зрителем, когда форма всеми способами пытается закрыть, утаить свое содержание.
  • Интертекстуальность. Линч цитирует и форму мыльных опер, и комиксы (идеальный супергерой-спаситель-полицейский), и рекламу.
  • Отсутствие пафоса и серьезности, черный юмор, тотальная ирония. Ведь постмодернист, как правило, иронизирует над самим собой и над всем, что нас окружает, иронизирует над самой реальностью. Как Квентин Тарантино, Линч строит «Твин Пикс» на стандартных клише, преломляя их через иронию и общую несерьезность происходящего.
  • В то же время Линч все еще не изменил беспределу индивидуального режиссерского видения, приверженности устойчивым образам, темам и мотивам: уродцы, карлики, двойники, лестницы, ведущие в никуда (или в тайну), ресторанные певицы, напоминающие пластикой механизмы (например, прекрасная Дороти Вайленс из «Синего бархата»), медлительные, медитативные по ритму музыкальные композиции джазового авангардиста Анджело Бадаламенти.

Но это не главное. Мы установили симптомы, а не диагноз. За последним можно обратиться к цитате из одной замечательной статьи (http://izvestia.ru/news/602102): «Несмотря на то что многие авторы вешают чеховское ружье на стену, чтобы оно обязательно выстрелило, Линч не из таких: его ружье висит лишь потому, что красиво смотрится в кадре. Критики же стараются объяснить присутствие ружья, но увязать все их объяснения в общую концепцию всё равно не получается, что-то постоянно выпадает — как пазл, в котором не хватает 2–3 элементов, чтобы получить целостную картину». Абсурдность, с которой мы сталкиваемся каждый день, в фильме «Твин Пикс» почему-то предстает что-то значащей, неимоверно логичной. А ирония над зрителем здесь оказывается чуть ли не самой яркой. Линч же настаивает на трагическом осмыслении этого феномена, словно утверждая вслед за Анни Ле Брен, что черный юмор «соотносится с юмором объективным именно как осознание невозможности постижения мира, как абсолютное принятие принципа противоречия, на который неизменно наталкивается любая попытка осознать жизнь».

Анастасия Соколенко, 11В класс,
Академический лицей

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 5.00 (голосов 1)